Прозорливые старцы

Первыми старцами были святые апостолы

— Батюшка, как бы Вы могли объяснить, что такое подвиг старчества?

— Я думаю, что первыми старцами были святые апостолы. Кроме проповеди публичной, о которой повествуют Деяния апостолов, они очень много учили один на один, то есть воспитывали своих духовных чад; а дальше этот подвиг: непосредственно учитель — ученик, старец — послушник — стал передаваться другим поколениям. Особенно много о старчестве повествуют древние патерики. Как только появилось монашество, этот подвиг обрел свою форму более явственно. Некоторые говорят, что старчество появилось совсем недавно, приводят в пример прп. Паисия Величковского и утверждают, что это его ученики насадили старчество в России.

Это не совсем так. Старчество было всегда, потому что всегда было духовное руководство, и старец — это, собственно, совершенный, святой духовник, человек, непременно обладающий дарами благодати Духа Святаго. Поэтому в аскетической литературе есть такое понятие — духоносный старец, то есть старец, в котором пребывает Святой Дух и благодатные дарования которого служат ближним.

Дарования могут быть разными. Несомненно, старец должен иметь дар рассуждения, о котором мы уже говорили. Я думаю, что все подлинные старцы обладали и даром прозорливости. Прозорливость — это способность видеть внутреннее состояние человека, его мысли, чувства, переживания, намерения, чтобы этому человеку помочь принести покаяние, открыть ему волю Божию. Многие старцы обладали даром пророчества, то есть они видели будущее, судьбы Божии и волю Божию о конкретном человеке или даже о многих людях, о целом народе, государстве, поэтому они возвещали пророчества царям и, естественно, учили, как избежать бедствий и как привлечь милость Божию, Божию благодать на народ.

Старчество — очень глубокое духовное явление, о нем можно очень много говорить, потому что этот вид святости удивительный и таинственный.

— Наверное, мало кто из нынешнего поколения действительно видел своими глазами живого старца, живой сосуд благодати Божией. По каким примерам, по каким книгам современный человек может сориентироваться, чтобы составить себе правильное представление о настоящем старце, чтобы не ошибиться?

— Некоторое представление о том, каким было настоящее монастырское старчество, можно получить из патериков и жизнеописаний древних святых, из творений Святых Отцов: прпп. Иоанна Лествичника, аввы Дорофея, Исаака Сирина, Макария Великого и других учителей монашества.

Но, конечно, нам более близки проблемы современности. Мы можем получить более полное представление о старчестве из жизнеописаний и наставлений старцев более близкого нам времени: преподобного Серафима Саровского, Глинских, Саровских, Валаамских, Оптинских старцев.

Оптинское старчество интересно тем, что оно стало традицией: как появились там в начале XIX века старец Моисей и старец Лев, так эта благодать передавалась от старца к старцу до XX века. Последним Оптинским старцем был преподобный Никон (Беляев), но ученик старцев, преподобный Севастиан Карагандинский, скончался уже в конце 50-х годов, то есть Оптинское старчество полтора века служило миру (кстати, в нашем храме есть частицы мощей Оптинских старцев и старца Севастиана). Не исключено, что и у отца Севастиана остались ученики, но они пока сокровенны.

Также вполне можно считать старцами святителей Игнатия (Брянчанинова) и Феофана Затворника, ибо, кроме того, что они несли святительский подвиг и были духовными писателями, оба были духоносными наставниками. Святитель Игнатий управлял святой обителью, был благочинным монастырей и с помощью своих писем окормлял духовных чад: из писем видно, насколько глубоко было его понимание духовного окормления и что это было действительно святое окормление. То же самое можно сказать и о святителе Феофане. По милости Божией, письма обоих подвижников дошли до нашего времени; это голос старцев, обращенный к нам из глубины веков, и мы можем назидаться их писаниями.

— Отец Сергий, а кого можно еще назвать старцем в XX веке?

— До 70-х годов XX века дожил иеросхимонах Стефан (Игнатенко), удивительный старец, обладавший духовными дарованиями. О нем можно почитать в книге «Жизнеописание иеросхимонаха Стефана (Игнатенко)». К нему ездила братия Троице-Сергиевой Лавры.

Конечно, совершенно удивительный человек — игумен Никон (Воробьев), который умер в 1963 году. Он пять лет отсидел в лагерях, потом всю жизнь подвергался преследованиям и гонениям. Он, собственно, и в монастыре никогда не жил, вырос на приходах, на отеческих писаниях, с великим благоговением относился к Святым Отцам, особенно же почитал святителя Игнатия (Брянчанинова).

Конечно, подлинным старцем был отец Серафим (Тяпочкин), о котором мы еще поговорим подробнее.

— Сейчас уже нет духоносных старцев?

— Думаю, это тайна. Святость в Церкви была и будет всегда. До конца веков будут святые люди, до конца веков будут различные служения святости, и старчество — это одно из таких служений.

старцыВ разные времена святость принимает разные виды и формы. Недавно была эпоха мучеников. В обычной, будничной, жизни и подумать было нельзя, что эти люди станут святыми мучениками. Однако Господь послал им этот подвиг, и они достойно перенесли все страдания за Христа, получив мученический венец. Их были десятки тысяч.

Господь, если захочет, может даровать нам любой вид святости. И поскольку старчество — необходимый для полноценной жизни Церкви вид святости, думаю, что в той или иной форме оно будет существовать, пока будет существовать Церковь. Может быть, современные отцы, которые руководят нашим спасением, отличаются от Отцов золотого века монашества (IV–VI вв.), но есть люди очень достойные, хотя их и немного. В России, наверное, это архимандрит Кирилл (Павлов), архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Я с ними общался, очень много хорошего и доброго о них слышал. Многие получили большую пользу от общения с ними. Но насколько они старцы, насколько они духоносны, это судить не нам, людям. Это знает только Господь. Но нет ничего тайного, что не стало бы явным (Мф. 10, 26).

Настоящие старцы всегда тяготились большим наплывом посетителей, и мы знаем, что еще преподобный Макарий Великий имел в своей келье подземный ход: когда он видел, что идут мирские люди, он быстренько убегал из своей пещеры в другую пещеру, чтобы его не могли найти.

Я спрашивал у отца Тихона Пелеха, от всех ли убегал преподобный, и он мне ответил: «Думаю, что не от всех, а именно от людей мирского духа, которые к нему шли как к некоему фокуснику с какими-то земными вопросами, отнюдь не за назиданием. А тем, кто, ведомый Богом, шел со своими духовными проблемами, он никогда не отказывал».

Наверное, пройдет какое-то время, и величие дарованных нам Богом подвижников откроется. Например, еще при жизни отца Серафима (Тяпочкина), было понятно, что он великий человек. Но чем больше лет проходит с момента его кончины, тем это становится явственнее. Возможно, в будущем мы будем прославлять как духоносных великих отцов ныне живущих известных наших духовников. Но знает это один Господь.

И еще надо помнить, что сегодня вместо настоящих духоносных старцев дьявол часто присылает каких-то актеров. Актеров я видел много. К сожалению, эта игра в старцев очень распространена; некоторые искренно заблуждаются, а некоторые это делают из меркантильных интересов, и они, как никто, наносят вред верующим, особенно неискушенным, еще не утвержденным в вере.

Поэтому, с одной стороны, не спешите верить всем подряд, с другой стороны, не теряйте надежды: если есть Божия воля и вам это полезно, то настоящий духовник обязательно встретиться в вашей жизни. Кроме того, следует помнить, что порой обыкновенный священник может дать ответ на все вопросы, и не нужно искать чудотворца, ехать в Египетскую пустыню или в Иерусалим. Если мы, по милости Божией, находим человека достойного, к которому у нас возникает доверие, то это общение нужно ценить и беречь.

Встреча со старцем сейчас — скорее исключение из общего правила, потому что далеко не все к ним попадают. Если бы миллионы людей пришли к отцу Кириллу (Павлову), то он, конечно, не смог бы принять всех, хотя некоторым все-таки удается с ним общаться.

И если не послал нам Господь старца, то будем довольны духовником, который у нас есть. Если уже сложились отношения c духовником и мы удовлетворены его руководством, я бы не советовал искать кого-то еще, «бегать по старцам». Но повторюсь, другое дело — поехать к старцу, чтобы решить какой-то серьезный вопрос. Думаю, на это и духовник благословил бы; я знаю духовников, которые отправляют своих духовных чад с какими-то важными вопросами к более сильным, с их точки зрения, духовникам. А так можно всю жизнь проискать старцев и при этом пройти мимо того, кого послал нам Бог.

— Что делать, если человек нашел духоносного старца, но ездить к нему может редко, например, раз в полгода? Нужно ли искать духовника где-то поблизости?

— Я в свое время задавал этот вопрос моему духовному отцу, батюшке Серафиму (Тяпочкину). Он мне сказал, что исповедоваться можно у кого угодно, но совета лучше спрашивать у кого-то одного. При этом с текущими вопросами он разрешал обращаться к другим духовникам в Лавре (он сказал, к кому именно), ибо я жил недалеко оттуда. Я так и делал.

К старцам принято ездить по каким-то важным, судьбоносным вопросам: жизни и смерти, выбора дальнейшего жизненного пути — монашество или женитьба. Почитайте воспоминания старцев, на какие вопросы они отвечали, почитайте письма Оптинских старцев.

С другой стороны, конечно, чем чаще мы у них бываем, чем больше спрашиваем, тем лучше. К отцу Серафиму ездил один иеромонах, который спрашивал даже о том, как ехать домой: поездом или самолетом. Я поинтересовался, зачем такие вопросы задавать и старца беспокоить, ведь к нему столько народу приезжает, у него сил мало. А он ответил: «Знаешь, я боюсь не спросить. Вот сейчас решу самочинно, что надо на самолете лететь, а надо бы на поезде ехать, и что-нибудь случится, могу и до дома не доехать; а если батюшка благословит определенно, тогда я буду спокоен, буду знать и верить, что по благословению старца все будет хорошо».

— Можно ли просить духовного руководства у старца по совету третьих лиц, не будучи знакомым со старцем?

— Если Вам расскажут что-то об этом старце и у Вас возникнет к нему доверие, то можно съездить и познакомиться, поговорить и посмотреть, а уж потом решить: проситься в духовные чада или нет. У меня тоже так было.

Даже лучше быть учеником ученика, чем творить свою волю, как говорит преподобный авва Дорофей. Если у Вас нет возможности обращаться к высокодуховному руководителю, но если Вы знаете каких-нибудь священников, которые сами окормляются у достойного духовника, то лучше спрашивать их совета, пока Вы не найдете постоянного духовного отца.

Мне сейчас часто приходится советоваться с одним человеком, которому я очень доверяю, но не имею возможности бывать у него. Я бывал у него раньше, общался с ним, он меня знает, и я передаю свои вопросы батюшке через третье лицо. Батюшка их читает и передает мне ответы через это же лицо. Я этому третьему лицу вполне доверяю, и эти ответы порой мне очень помогают.

na-lazarevskom.ru



1992


Игумен Сергий (Рыбко)

Игумен Сергий (Рыбко)

Игумен Сергий (Рыбко). «Духовная жизнь начинается с покаяния».

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущий материал

Следующий материал  



Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Если бы я был «старцем»… (Протоиерей Александр Шмеман)
Если не у кого спросить совета («Душевный лекарь»)
О духовнике и старцах (Протоиерей Владимир Воробьев)
О духовном наставнике (Профессор Алексей Осипов)
Духовничество: ошибочное восприятие (Игумен Петр (Мещеринов))
Лжестарчество и тоталитарность (Священник Дионисий Дунаев)
Подлинный старец бережно относится к каждому человеку (Патриарх Московский и всея Руси Алексий II)
Хотят ли духовные чада взрослеть? (Протоиерей Николай Балашов)

Тест на качество духовной жизни
Азбука веры
Православная психология онлайн

научиться молитве

православные футболки

Самое важное

Лучшее новое


грозные дни

© «Духовник.Ру». 2007-2017.
Администратор - editor@duhovnik.ru     Разработка сайта: zimovka.ru     Дизайн - Наталья Кучумова