Психологические проблемы

Страсть осуждения, враждебность, фанатизм, неуживчивость

Страсть осуждения мы часто замечаем в других церковных людях. Это пресловутые бабушки, которые шипят на тех, кто ведет себя «не по правилам». Это различные церковные «активисты», которые яростно критикуют в блогах и форумах других церковных активистов и просто известных деятелей Церкви. Это так называемые фанатики, которые воплощают свою враждебность к человечеству в том, что находят себе много врагов среди атеистов или представителей других религий. Это вообще те люди, с которыми трудно, люди конфликтные, неуживчивые, колючие.

Если мы ведем активную духовную жизнь, то многие из нас обнаруживают эту страсть и в самих себе. Нам многое не нравится во многих людях. Нам не хватает этой самой уживчивости. И мы видим, что нам не хватает любви. Мы всячески укоряем себя за эту нехватку любви, но, несмотря на активную и правильную духовную жизнь, процесс борьбы с осуждением продвигается медленно, если вообще продвигается.

В науке борьбы со страстью осуждения, разработанной Церковью, есть такие моменты, которые известны не многим. Автор этой брошюры с детства тяжко страдал этой страстью, и, несмотря на знакомство с трудами практически всех наиболее известных в народе святых отцов, моя борьба с осуждением была практически безуспешной. Да, как учат святые отцы, я старался молиться за тех, кого осуждал, но молясь «Господи, помилуй его!», я ясно ощущал, как коварная страсть придает моей молитве совершенно нежелательный, нездоровый подтекст: «Господи, прости эту заблудшую!», «Господи, прости этого негодяя! Только посмотри, что творит!»

Как мы знаем, молитва должна быть направлена строго против той страсти, с которой мы боремся. Например, когда мы боремся с унынием, молитва «Слава Богу за все!» направлена именно против уныния и ропота, и поэтому действует безотказно. Но что касается осуждения, молитва «Господи, помилуй его!» в моем исполнении была практически бесполезной, потому что мне легко удавалось совместить ее с осуждением человека.

Так я мучился до тех пор, пока маститый священник, протоиерей Николай Кречетов, не подсказал мне, какую молитву мне нужно использовать против этой страсти: «Господи, благослови его!» И вот тут дело борьбы с осуждением двинулось с места, потому что эту молитву бесам оказалось невозможно совмещать с осуждением человека. Ведь здесь мы ничего не говорим о предполагаемой вине человека перед Богом, за которую его нужно прощать, а только призываем на человека Божие благословение, что широко принято делать за добрые дела, а не злые.

Часто рекомендуют против осуждения использовать молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, вразуми, спаси и сохрани раба Твоего (имярек) и его святыми молитвами помилуй и мя грешного!» Да, эта молитва также несовместима с осуждением. Но, к сожалению, среди окружающих нас людей не так много молитвенников.

И несмотря на успешный опыт борьбы с осуждением с помощью молитвы «Господи, благослови его!» и напоминания себе своих грехов, я считаю, что те знания из области психологии, которыми хочу поделиться, могут сделать эту борьбу еще более успешной, благодаря более глубокому пониманию того механизма, который участвует в формировании нашей страсти осуждения.

В психологии есть такое понятие как «принятие». Попросту говоря, это значит, что человек принимает что-то без негатива, не испытывая к этому дурных чувств. Наше неприятие других людей очень похоже на осуждение их. Мы по каким-то своим внутренним причинам не принимаем человека, а непринятие требует некоего обоснования, и нам оказывается легче объяснить свою злобу не нашими внутренними причинами, а чем-то дурным. То есть то, что мы видим в другом человеке, и что бесы охотно помогают нам увидеть. Поэтому преодоление неприятия во многих, а, может быть, и во всех случаях будет означать преодоление осуждения.

В понятиях психологии механизм недостаточного принятия людей можно описать в двух утверждениях.

Первое: наше неприятие других людей в основе своей обусловлено нашим неприятием себя.

Второе: наше неприятие себя обусловлено тем, что в детстве мы не получили достаточного принятия, достаточной любви от родителей.

Давайте рассмотрим эти положения более внимательно и оценим, как они могут быть использованы православным человеком для пользы своей души.

 

Недостаточное принятие других людей и его причина

Прежде всего, адресуясь к тем самым фанатикам, которые вместо того, чтобы враждовать с бесами, враждуют с людьми, подчеркнем: наше принятие других людей не означает одобрения нами их пороков. Сказано святыми отцами: «Грех ненавидь, грешника люби». Значит, принятие всех людей, даже самых грешных и даже ненавидящих Православную Церковь, никак не противоречит учению нашей Церкви.

Взаимосвязь между принятием нами себя и других людей нам очень легко увидеть в повседневной жизни. Когда человек, обычно недовольный собой, делает какое-то доброе дело и на какие-то минуты или часы кажется себе «хорошим», достойным жить, достойным добра, то и к другим людям в эти минуты или часы он относится лучше. Он их меньше осуждает, чаще замечает в них хорошее, более готов к общению, даже удивляется: вот повезло, какие хорошие люди сегодня встречаются. На самом деле, как и всегда, дело в нем самом: он немножко приблизился к нормальному, здоровому состоянию человека.

Понимая, что многие люди будут читать эту брошюру критически, ожидая от всего, связанного с психологией, подвоха, сделаем еще одно пояснение. Святая Церковь учит нас, что все крайности от бесов, а к Богу наиболее приближает нас умеренность, золотая середина. Так вот, считать себя отчасти хорошим, достойным жить, то есть принимать себя — это и есть та самая золотая середина. Это не значит — считать себя лучше других людей или безгрешным, вовсе нет. В данном случае две крайности — это считать себя хуже всех, недостойным жить, и считать себя лучше всех.

Всеми средствами духовной борьбы Церковь учит нас пользоваться разумно, рассудительно. Так, утверждение «Я хуже всех» святые отцы предлагают нам не как основную молитву, а как лекарство в случаях, когда мы превозносимся. А когда мы унываем, наоборот, нам следует вспоминать свои добрые дела и свои какие-никакие успехи в духовной жизни. То есть практика духовной борьбы направлена на возвращение к золотой середине (в том числе и в отношении к себе), от которой нас стараются удалить бесы.

Поэтому приведенная выше святоотеческая мудрость «Грех ненавидь, грешника люби» — это не только формула нашего здорового отношения к другим людям, но и нашего отношения к самим себе. Какие у нас есть основания делать себя исключением из этого правила? Ведь мы с вами церковные люди, а не люди телевизора, и в нашем с вами понимании «люби» не значит: «испытывай страсть к человеку, балуй, возвышай над другими людьми», а значит: «желай добра и спасения и жертвуй ради него своим эгоизмом, своими страстями».

Людям, читающим эту брошюру не ради исцеления, а по другим мотивам, поясним. Если вы никогда не испытывали неприятия к себе, вам, наверно, трудно представить, с какой силой человек может ненавидеть себя. Мне эта страсть знакома и по собственной духовной жизни, и по опыту работы с сотнями тысяч самоубийц на сайте www.pobedish.ru. Страсть ненависти к себе — это такая же гибельная, поощряемая бесами страсть, как и ненависть к другим людям. А возможно, даже хуже, потому что она ведет к самоубийству, а самоубийство в православии даже более тяжкий грех, чем убийство другого человека. И поэтому человеку, страдающему от этой страсти, крайне необходимо найти в православии не поводы ненавидеть себя (через неверно понятую фразу «Кто не возненавидит свою душу…» и др.), а поводы увидеть себя одним из людей. То есть одним из тех грешников, которых мы должны любить, ненавидя их грехи. Здоровая любовь к себе, любовь как пожелание добра и спасения, дает человеку силы бороться со страстями, начиная с уныния и кончая телесными страстями. Тогда как на почве ненависти к себе все страсти расцветают буйным цветом.

Неприятие себя удаляет человека от золотой середины сразу в обе стороны. У такого человека комплексы неполноценности часто порождают превозношение как попытку восполнить свою неполноту. Комплексы такого человека подпитываются тем, что, не принимая, осуждая людей, он испытывает большие трудности в общении (вплоть до социофобии), отсюда неудачи в дружбе, любви и карьере. А чувство превосходства над другими людьми может подпитываться каким-то талантом, который человек у себя обнаружил, но часто даже этого не нужно – сами комплексы подпитывают возношение. Если есть талант, этому таланту человек придает чрезмерно большое значение; в глубине души, конечно, сознавая, что в главном — в любви — он обделен и глубоко несчастен. Он несчастен и от того, что чувствует уязвимость своего превозношения.

Все это мы говорим  для того, чтобы доказать, что правильно понятое принятие себя — безусловное добро и вполне согласуется с учением Церкви.

 

Недостаточное принятие себя и его причина

Причина недостаточного принятия человеком себя заключается в том, что он не получил в детстве безусловного принятия от родителей.

По утверждению психологов, в самом раннем детстве весь мир ребенка состоит из его мамы. Позднее он уже ощущает себя как самостоятельную личность, и все-таки родители для него — важнее, чем весь окружающий мир. Поэтому отсутствие у родителей полного принятия своего ребенка формирует у него неполное принятие себя.

Что такое неполное принятие родителями ребенка? В самом простом случае — это когда родители не умеют отделять ребенка от его ошибок и за проступки лишают его своей любви. То есть, как мы видим, происходит нарушение того самого принципа «Грех ненавидь, грешника люби» по отношению к своим детям.

Но на самом деле спектр синонимов этого неполного принятия гораздо шире. Когда в семье отсутствует родной отец или родная мать, даже если оставшийся в наличии родитель имеет здоровую, принимающую любовь к своему ребенку, отсутствие одного из родителей оставляет у ребенка рану неприятия. Возможно, ребенок воспринимает уход (в том числе из жизни) одного родителя как свою вину (он не принял меня и поэтому ушел), возможно, механизм иной, это не так важно. Важен результат.

Бывают и еще более тонкие случаи. Оба родителя физически на месте, но поведение ребенка вдруг резко ухудшается. Он перестает слушаться или начинает лгать, прогуливает школу. В чем причина? Вдруг выясняется, что причина в том, что папа начал изменять маме. При этом ни мама, ни ребенок ничего не знали. Но, видимо, грехом отца была нарушена тонкая материя любви в семье, и это отразилось на ребенке.

Поэтому можно сказать, что ребенок вырастает принимающим себя, если у него есть и папа, и мама в семье, причем они любят друг друга и имеют здоровую, принимающую любовь к ребенку. Чем дальше отклонение от этого идеала — тем меньше степень принятия ребенком себя. И это неприятие человек выносит во взрослую жизнь, сталкиваясь потом с огромными трудностями и в личной жизни, и в работе, и в духовной жизни (если он ее ведет) и, как правило, не понимая причин проблемы.

 

Разрешение проблемы непринятия

По вполне понятному на логическом уровне принципу «чем ушибся, тем и лечись», психологи видят разрешение проблемы непринятия себя в улучшении отношений с родителями. Мы здесь рассмотрим ситуацию, когда родители живы.

Известно, что в церковном учении заповедь о почитании родителей не просто приводится как заповедь, но сопряжена с обетованием долголетия и других благ. Поэтому, помимо приведенных ниже психологических методов улучшения своих отношений с родителями, нужно делать то, чему учит нас Церковь: прежде всего(,) много молиться о них, а также выражать к ним свое почтение. То есть заботиться о них, стараться не огорчать, слушать их советы. И даже когда мы должны в чем-то отказать родителям, ввиду разрушительности их требований, мы не должны при этом злиться, сознавая безмерность своего долга перед ними и их слабость, и должны делать это в такой форме, чтобы наш отказ не был воспринят ими как нелюбовь. То есть наша любовь к родителям также должна быть принимающей.

Но вернемся к тому, что предлагает психология.

Первое. Прежде всего необходимо понять причину того, почему родители обделили нас тем, что так важно для нашего благополучия. Зачастую у нас очень большие счеты к нашим родителями и нам крайне трудно оправдать и простить их.

Так вот, ответ на этот вопрос, которого нам стоит придерживаться, такой: не потому, что они плохие, а потому что им плохо.

Наши родители не сами себя родили, они тоже вынесли свои проблемы из родительской семьи. Да, мама — тиран, но не потому, что сильно любит нас, а потому, что испытывает страх. Но этот страх — ее страдание, которое наказывает ее в течение всей жизни больше, чем любые наши грубые слова, которые мы в сердцах можем произнести в ее адрес. Да, папа ушел из семьи не потому, что любвеобилен, а по какой-то своей слабости, потому что не сумел стать счастливым в своей семье. А если папа алкоголик, то и не нужно долго думать, чтобы понять, что он несчастен.

Увидеть в человеке не злонамеренность, а слабость, не врага, а страдающего друга, отделить грех от человека (а каждый грех, как мы знаем, уже несет в себе наказание) — это как раз то отношение, которого нам, болеющим страстью осуждения, так не хватает при общении с людьми. И если мы не победим эту страсть в отношении к своим родителям, то как же мы сможем победить ее в отношении к другим людям?

Второе. Из стороны зависимой и страдающей нам необходимо стать в отношениях с родителями стороной активной и дарящей. Психологи называют это «усыновить родителей».

Действительно, не умеющие любить родители — это люди, болеющие страстями. А человек, болеющий страстями, похож на ребенка. Капризного ребенка, который постоянно требует того, что ему вредно, и расстраивается и куролесит, если не получает требуемого. Поэтому позиция родителя по отношению к такому человеку — самая разумная позиция.

Как достойный родитель относится к своему ребёнку? Терпеливо, ответственно, с той самой принимающей любовью. Вот чего мы должны теперь требовать от себя. Мы должны снять с себя памперс требования к родителям и пассивного ожидания, что они должны сделать все как надо, а если не сделают, вся ответственность на них: я описался — ты виноват. Теперь мы взрослые люди и, если мы хотим двигаться к духовному совершенству, к любви и, не побоюсь этого слова, счастью в личной жизни, центр ответственности в этих отношениях мы должны сместить с родителей на себя.

Конечно, правила игры остаются прежними: родители — главные, мы их дети. Но, как мы знаем, сила и правда на стороне того, кто более добр и терпелив. Поэтому, видя страдания наших родителей, «мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать» (Рим. 15, 1).

Совершенно ни к чему ждать для этого момента, когда мы будем в расцвете сил и материального благополучия, а родители будут стары, больны и материально зависимы от нас. Во-первых, этого момента можно не дождаться: родители могут уйти из жизни раньше, во-вторых, проходит наша жизнь, и проходит совсем не с тем качеством, которого бы нам хотелось. Если мы в Церкви, значит, мы уже сильные, потому что с нами Бог, и значит, мы должны стараться любить, а не требовать любви.

Это принцип. Как его выразить в конкретных поступках, зависит от той конкретной ситуации, которая у вас сложилась с родителями. Постарайтесь вести себя с ними так, как бы вы хотели, чтобы они вели себя с вами. Вам не хватает их внимания и понимания? Старайтесь выслушивать их и интересоваться тем, чем они живут. Они обращаются с вами сухо и жестко? А вы учитесь потихоньку, помаленьку обращаться с ними ласково. Они ведут себя деспотично? А вы не ограничивайте их свободы.

Третье. В ходе этой работы отношение родителей к нам изменится. Пусть не через месяц-два, а через год-три, но изменится. И все-таки целью нашей работы должно быть не это, а изменение нашего собственного отношения к родителям. Будем искать своей любви к родителям, а не их любви к нам. Это первично. Остальное приложится.

Поскольку тема эта исключительно важна, давайте еще раз проговорим эту методику, словами психолога Александра Колмановского, одного из ее разработчиков, из интервью, которое он дал нашему сайту www.pobedish.ru: «Логика такая: неуверенность в себе, боязнь ответственности, боязнь, что меня уличат, что меня будут ругать, что меня высмеют — она тянется у нас с детства, как и любая опаска. Жизненный опыт, который в детстве сформировал у нас эту опаску, оказывается прискорбнейшим недоразумением. Когда родители ребенка ругали, ребенок, естественно, считал, что так устроены отношения, так устроена жизнь. Если я опоздал, если я что-то разбил, наврал, получил двойку — конечно же, меня будут ругать. Как же может быть иначе?

Может! Это легко понять, представив себе, что если бы наши родители в тот же момент — при том же нашем проступке, при той же двойке, при той же разбитой чашке, -просто были бы в гораздо лучшем настроении, они, очевидно, реагировали бы на тот же эпизод гораздо более добродушно, терпимо.

И дальше — как сказали бы математики — устреми эту мысль к пределу, и ты получишь такую картину: если бы родители были в совсем хорошем состоянии — они реагировали бы на это максимально понимающе.

Значит, оказывается, весь родительский негатив, вся родительская назидательность, критичность, от которой мы в детстве страдали, были проявлением только их состояния, а не нашей вины, не их отношения к нам, не того, как вообще устроены отношения между людьми.

Вот если это по-настоящему взять в голову, если это по-настоящему понять про своих родителей, что оказывается — это им было плохо, а не они плохие, и не мы плохие, — тогда самопринятие мощно повышается. Родительский негатив перестает нашей психикой приниматься на свой собственный счет.

По-настоящему понять это про своих родителей — значит практиковать это понимание деятельно, а не только мысленно. Нужно вести себя по отношению к ним так же, как мы ведем себя по отношению к людям, чей дискомфорт для нас очевиден, которым очень выраженно плохо, у которых это «на лице написано». А как мы ведем себя по отношению к таким людям? Мы начинаем их поддерживать, утешать, опекать, участвовать в их обстоятельствах. Вот весь этот комплекс мер надо направить на родителей. В психологии это называется «усыновить родителей». Если этим заниматься — довольно долго, тут не надо строить иллюзий — самопринятие сильно повышается».

 

Наше отношение к себе непосредственно связано с нашим отношением к другим людям. Поэтому принятие себя, принятие своих родителей, принятие других людей идут рука об руку. И с улучшением самопринятия, мы перестаем осуждать других людей, нам становится гораздо легче любить их.

© Duhovnik.ru





Дмитрий Семеник

Дмитрий Семеник

Дмитрий Семеник. «Психологические проблемы как препятствия на пути духовной жизни и их преодоление».

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущий материал

Следующий материал  



Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Любовная зависимость как подмена христианской любви (Дмитрий Семеник)
Чувство вины как подмена покаяния (Дмитрий Семеник)
Неисполнение заповеди о радости (Дмитрий Семеник)

Тест на качество духовной жизни
Азбука веры
Задать вопрос священнику

православные книгиПережить расставание, развод


православные футболки

Самое важное

Лучшее новое


Ответы на главные вопросы жизни

© «Духовник.Ру». 2007-2017.
Администратор - editor@duhovnik.ru     Разработка сайта: zimovka.ru     Дизайн - Наталья Кучумова