Православная психология

Главное условие детского счастья

В последнее время на нас обрушился поток разного рода педагогической и психологической информации, и все мы действительно стали гораздо лучше понимать, от чего возникают те или иные проблемы с детьми и как их решать. Но в этом потоке разных тонкостей и нюансов как-то потерялся самый простой и важный момент. Может быть, потому, что он слишком очевиден. А может быть, уже и нет.

 

Желаете ли вы счастья своим детям?

В общем смысле, конечно, все родители желают своим детям добра. Но вот это добро каждый родитель понимает по-своему. Или, по крайней мере, практическую реализацию видит по-разному.

Есть родители, которые, прежде всего, стремятся воспитать ребенка успешным. Их фактическое понимание добра – это готовность ребенка к решению различных материальных проблем, и в частности, способность зарабатывать. Такие родители часто увлекаются «развитием» ребенка в ущерб играм, в ущерб семейному общению, в ущерб детству.

Немало и таких родителей, которые на деле воспитывают ребенка для своего удобства. Чтобы не отнимал много времени, либо, наоборот, уделял все время и внимание им. Или чтобы воплотил их неисполненные мечты, был успешнее их.

Есть родители, которые, прежде всего, стремятся воспитать ребенка хорошим человеком. Если это православные родители – хорошим для Бога. Обычно это понимается как воспитание у ребенка привычки к храму и борьба с проявлениями дурных наклонностей. Это самая лучшая, самая правильная из данных трех целей.

Таковы, на мой взгляд, три основных мотива. Как мы понимаем, ни один из этих трех подходов не является прямым путем к счастью нашего ребенка. Но нужно ли вообще к нему стремиться?

 

А нужно ли заботиться о том, чтобы ребенок был счастливым?

Прежде всего, давайте определимся с тем, что такое счастливый ребенок и вообще счастливый человек. Я бы сказал, что счастье, радость – это норма человека, поэтому счастливый человек – это человек, всецело благополучный душевно и духовно. То есть чем человек совершеннее, тем больше в нем радости (а также мира и любви, но сейчас мы говорим о счастье).

У православных родителей есть соблазн такого рассуждения: «Пусть даже мой ребенок будет несчастный, лишь бы был с Богом». И, основываясь на таком рассуждении, не брать во внимание счастье ребенка, заботиться только, чтобы был «хорошим», свободным в том числе и от тех страстей, от которых порой и сам родитель не сумел освободиться.

И в этом рассуждении есть немалая доля правды: несчастные чаще ищут Бога, и вообще ищут какого-то развития, чем счастливые. Это всем очевидно: в храмах очень много людей с теми или иными душевными проблемами.

Но у этой правды есть другая сторона: счастливые реже стремятся в Церковь, но придя в нее, они добиваются куда больших успехов в своей духовной жизни. Ведь в духовной жизни не действует советский олимпийский принцип: «Главное не победа, а участие». Похожу на исповедь и причастие, а там будь что будет. Мы приходим в Церковь, чтобы победить. Победить свои грехи и стать совершенными.

А когда в Церковь приходит человек с психологическими проблемами, он часто не может даже приблизиться к подлинной духовной борьбе. Да, молитва и причастие питают его душу, но совершеннее он не всегда становится. Покаяния нет, потому что он принимает за покаяние свое ложное чувство вины. Любви к людям нет, потому что нет мира с собой (самопринятия). Со страстями бороться получается плохо, потому что искаженный взгляд на вещи мешает разобраться в себе.

В результате такой человек в Церкви стоит на месте. А бывает, что даже деградирует. Ведь до церковной жизни он понимал, что уныние – плохо, а тут он получил индульгенцию на свое уныние под видом «плача о грехах» (на самом деле он не плачет о грехах, как святые, а взращивает свое ложное чувство вины). Раньше он догадывался, что его враждебность и неуживчивость – не норма. А в Церкви он придумывает оправдание своей враждебности – он же имеет право критически относиться к грешникам, атеистам, тем, кто не любит Церковь или как бы мешает ему лично вести духовную жизнь…

Счастливый же, то есть душевно здоровый человек, более адекватен в своей православной практике. Он более трезв! Его покаяние – это покаяние, ничто не мешает ему видеть себя и верно оценивать свои пороки, и образ Бога у него более ясный, любовь Бога более очевидна для него.

В общем, если мы воспитываем своего ребенка добродетельным, но при этом он у нас почему-то вырастает несчастным, это еще не значит, что мы поставили его на прямой путь к Богу.

Не говоря уже о том, что частое явление – подростковые суициды, и идя этим путем, ребенок может просто не дожить до того возраста, когда психологические проблемы снова приведут его в храм.

Да и по-божески ли это, лишать счастья своего ребенка? Ведь мы должны уподобляться Христу, а Он изначально поместил человека в рай, где тот и наслаждался до своего падения. Он не поместил первых людей сразу в ад, предоставив им оттуда выкарабкиваться.

Думаю, так же и мы должны поступать со своими детьми – дать им столько подлинного счастья, сколько возможно. А уж как они распорядятся своими душевными благами потом, во взрослой жизни – будем смотреть и смиряться. Родителям стоит включить в число приоритетных целей воспитания не какое-то абстрактное «будущее благо» или «будущее добро», а совершенно конкретное счастье здесь и сейчас.

Тем более, что мы не знаем, как сложится жизнь ребенка, какие тяготы выпадут на его долю и сколько он проживет...

 

Главное условие детского счастья

Эта статья адресована православным, поэтому мы исходим из того, что всех детей водят в храм и причащают. И сами родители ведут церковную жизнь.

Что после этого является самым необходимым для формирования счастливого, душевно благополучного ребенка? Самым необходимым является полнота родительской любви.

Большинство современных читающих родителей знают об этом. Многие читали книги Гиппенрейтер и материалы других психологов, которые говорят о принимающей любви и учат общаться с ребенком правильно.

Достаточно ли этого?

Увы, нет! На мой взгляд, главным условием получения ребенком достаточного количества любви от родителей, а значит, и душевного благополучия и счастья ребенка, является любовь и мир между папой и мамой.

Родители могут сколь угодно искусно, даже на уровне профессиональных психологов, воспринимать шалости ребенка и лелеять его принимающими формулировками, но если сами между собой они ссорятся, то ребенок не будет счастлив, его психика будет искажаться.

В психологии есть такое понятие – «симптоматический член семьи». Это член семьи, на котором очевидно проявляются скрытые проблемы семьи. И это всегда ребенок. Например, если папа изменяет маме, то, даже не смотря на то, что о грехе папы никто в семье не знает, дети начинают болеть или портится их поведение. Ребенка порой тащат к психологу, но, естественно, без результата – ведь корень проблемы не в нем.

Каков механизм этого явления, объясняют по-разному, но факт остается фактом: никакое зло, происходящее в семье, даже скрытое, не проходит безболезненно для детей.

И любовь к детям не достигает своей полноты без любви между супругами. Разумеется, без настоящей любви, христианской и принимающей, а не любви-страсти или зависимости.

По моему опыту, этот фактор даже важнее, чем фактор собственно общения родителей с детьми. Если между мамой и папой мир и лад, но при этом они допускают какие-то небольшие педагогические ошибки, это куда лучше для ребенка, чем родители – идеальные педагоги, но с неладами между собой.

Обращали ли вы внимание, как маленькие дети смотрят на обнимающихся маму и папу? Какое при этом огромное счастье в их глазах!

Поэтому главный призыв этой статьи к родителям – ценить свою жизнь, здоровье и супружские отношения не просто как свое личное благо, но как ничем не заменимое благо для своих детей. Разумеется, речь не только о внешней форме супружеских отношений, но в первую очередь об их сути. Если второй супруг – алкоголик или насильник, такие отношения – не пример христианской любви между родителями.

 

А если семьи уже нет?

И тут возникает закономерный вопрос, а что делать, если семья уже неизлечимо больна, либо распалась, либо один из супругов умер? Как сделать ребенка счастливым в этом случае? Это одно из самых частых обращений православных клиентов к психологу.

Как же нам выиграть олимпиаду по бегу после ампутации одной ноги?

Очень жалко, но нам не удастся ее выиграть. В этом суровая правда жизни. Если семья не полная или мир между родителями недостижим, ребенок не будет таким же счастливым, душевно здоровым, как ребенок в идеальной полной семье.

В чем тогда смысл этой статьи для тех, кому уже поздно беречь супружеские отношения? В том, чтобы ввести их в уныние?

Конечно, нет. У таких родителей все-таки есть рычаги влияния на состояние ребенка.

Если в полной семье таким рычагом является гармония между родителями, то при наличии лишь одного родителя в семье таким фактором является душевное благополучие самого родителя. Мирный и радостный родитель воспитает куда более здоровых и счастливых детей, чем родитель в постоянных терзаниях или депрессии.

Что повергает ответственную маму, реже папу – одиночек – в тревогу и депрессию? Та самая затяжная попытка выиграть олимпийский марафон, прыгая на одной ноге. Ощущение собственного бессилия, тщетности своих педагогических усилий, требование невозможного от себя и детей. В результате и оставшаяся нога зачастую приходит в негодность, и несчастные дети живут с погруженной в свою депрессию мамой, либо мамой, которая постоянно взрывается по делу и не по делу.

Вам поможет трезвый взгляд на ситуацию и верная постановка целей.

Примите как факт, что ваш ребенок не будет таким, как дети в идеальной полной семье, и смиритесь с этим. Смириться – это значит довериться любящему Богу с надеждой на то, что Он выведет вашего ребенка к свету. Ведь, как мы помним, у вашего ребенка будет гораздо больше интереса к познанию себя и больше необходимости в Боге, чем у идеальных детей.

Если вас со вторым супругом разлучила не смерть, возьмите на себя свою долю ответственности за то, что ваша семейная жизнь сложилась именно так. В этом ваша вина перед Богом, собой и детьми. Кайтесь, но не забывайте, что при подлинном покаянии всегда наступает облегчение чувства вины, облегчение совести.

На этом ваша вина заканчивается. Не вините себя за то, что сейчас не можете сотворить чудо! Бог не требует от вас больше, чем вы можете, и не судит за то, что вы не способны каким-то образом вдруг сделать ваших детей совершенными.

Сделайте одной из важнейших своих целей свое душевное благополучие и счастье. Это не только часть того совершенства, к которому призывает нас Христос, но и добрый пример для наших детей.

© Pravoslavie.ru



216


Дмитрий Семеник, православный психолог

Дмитрий Семеник, православный психолог

отзыв  Оставить отзыв   Читать отзывы

  Предыдущий материал

Следующий материал  



Версия для печати Версия для печати


Смотрите также по этой теме:
Страсть осуждения, враждебность, фанатизм, неуживчивость (Дмитрий Семеник, православный психолог)
Путаница со смирением (Дмитрий Семеник, православный психолог)
Любовная зависимость как подмена христианской любви (Дмитрий Семеник, православный психолог)
Чувство вины как подмена покаяния (Дмитрий Семеник, православный психолог)
Неисполнение заповеди о радости (Дмитрий Семеник, православный психолог)
Стоит ли несчастному человеку поднимать свою самооценку? (Дмитрий Семеник, православный психолог)
Исповедь или прием психолога: что эффективнее? (Михаил Хасьминский, православный психолог)
Оккультизм и психическое здоровье (Дмитрий Семеник, православный психолог)

Тест на качество духовной жизни
Азбука веры
Православная психология онлайн

научиться молитве

православные футболки

Самое важное

Лучшее новое


диагностический курс

© «Духовник.Ру». 2007-2017.
Администратор - editor@duhovnik.ru     Разработка сайта: zimovka.ru     Дизайн - Наталья Кучумова